О РАВНОПРАВИИ

Вы заметили, что жёнам до зуда мешает всё спокойно лежащее… Носки, трусы, рубашки, муж…

Казалось бы, ну, лежит себе и лежит. Но нет, жене непременно надо, чтобы оно здесь не валялось.

«Чего ты тут всё раскидал?! Чего разлёгся?!».

К коту, заметьте, у неё вопросов нет. Тот раскидал, развалил себя всячески, и она им лишь умиляется.

Даже если он наблюёт на ковёр!

А с наблевавшем на ковёр мужем представляете, что она сделает?

Никакого снисхождения. Никаких поблажек. Никакой жалости!

А почему?.. Потому что кот вылизывается?

Так и муж бы вылизывался — просто не дотягивается!

Так что, за такой обидный недостаток его теперь мокрой тряпкой стегать?

Ну, обронил он носок… трусы, рубашку, брюки, куртку… Так он же неумышленно.

А кот специально роняет всё, что плохо лежит, стоит, весит, болтается.

И ему ни-че-го!

Он может в клочья исполосовать гардины, обои, мебель, а мужу стоит случайно чулочек ноготком потянуть, и его казнят. Четвертуют за одну лишь стрелочку!

Это потому, что кот — шерстью, а муж котлетой отрыгивает?

Так и муж бы шерстью отрыгивал, но, говорю ж вам: не дотягивается!

И за эту вот негибкость его теперь поганым веником по мордам?

Ну, не опустил он стульчак. Или опустил, но не поднял, в результате чего остались три капельки. Так что?!

Кот, вон, если чего не по нём, целенаправленно в кровать, в обувь, в рот спящего метит – нарочито, демонстративно, показательно. И при этом к нему лишь один вопрос: «Чем мы тебя обидели, солнышко?»

А мужа в те три капли непременно мордой ткнут. Без вопросов, без суда, без следствия.

И только потому, что муж стряхивался.

Так он бы вылизывался, но говорю ж: не дотягивается!

Кот, кстати сказать, стряхивается где угодно, а несчастному мужу даже в туалете нельзя.

Может, потому что он не такой ласковый?..

Так и котик же — не ласкает, а лишь ластится.

Бесцеремонно запрыгивает, садится на лицо… А она ему: «у ты мой миленький… у ты мой сладенький…»

А попробуйте вы сесть ей на лицо! Или хотя бы просто на неё запрыгнуть! Представляете, что она с вами сделает?!

А-а, у вас нет нашатыря, чтоб такое себе представить?! Ну, конечно, вы же не запасливый.

Это ж котику позволительно таскать под диван – падаль, мясо, мух, конфетные фантики, и она будет вздыхать: «Ах, ты мой добытчик! Мышку мне приволок».

А муж ей — зарплату, еду — холодильниками, и всё равно: «Паразит!».

Ну, пожевал он те «хрустики» — пряные, масляные. Ну, рассыпались они немножко по пузу и в кровать. Ну, не долизал он их, потому что не-до-тя-ги-ва-ет-ся! Так за это ему дышлом пылесоса в харю совать?!

Кот даже если раздерёт ей всё, обмочит, изгадит, сметаной мордой — в перину, унитазной — лицо лизать, она ему всё равно скажет: «Ду-у-ушечка».

А мужу стоит пальчики о скатерть обтереть, и он сразу: «Свинья!». Потому что — «Это не вывести!».

Его из себя вывести, до инфаркта довести, а пятно — не вывести!

Потому, что у котика лапки, а у мужа – лапища?

Потому, что котик лакает из мисочки?

Так и муж бы — лакал из мисочки, но они ж, гады, пиво и водку в бутылки льют!

Да и язык у него в три раза короче!

Как с таким коротким языком, можно говорить о равноправии, если им – не лакать, не дотянуться, не вылизать?

Бесправие сплошное. Одно языковое бесправие!

И коты наглейшим образом тем пользуются.

© Эдуард Резник